15.02.2021  17:00   Андрей Федоров

Символ Харькова на костях. История создания Зеркальной струи

Трудно найти более узнаваемую и такую родную для Харьковского сердца архитектурную конструкцию в Нашем городе, чем Зеркальная Струя. Любимая локация для фото новобрачных, изображение на открытках, сувенирах, коробках конфет и печенья фабрики «Бисквит Шоколад» (Жорж Борман), место встречи, которое ни с чем не перепутаешь, если у вас сел мобильный телефон. Но мало кто знает, что сооружению символа Харькова предшествовала амурная история, которую в рамках празднования 14 февраля обязательно нужно сегодня рассказать.

Место, где расположен самый узнаваемый Харьковский фонтан, до конца ХVIII века считалось городской окраиной, поэтому на нем находилось кладбище, при котором возвели кладбищенскую деревянную часовню. Позднее к 1819 г. церковь была перестроена в камне, существенно расширена, а в 1911 г. пристроена колокольня, немного ниже по высоте колокольни Успенского собора Харькова. Город расширяется и застраивается, кладбище сносят, снесли и храм в 1930 г. 
 
Мироносицкая церковь
 
На пустом месте власть решает построить огромный театр и объявляет конкурс на проект «Театра Массового Музыкального Действия» для тогда столичного Харькова. Конкурс проекта театра выигрывают братья Веснины (Леонид, Виктор и Александр), монументальная сцена которого должна выдерживать выезжающие на нее в ходе представлений грузовики, танки и самолёты! Зрительный зал рассчитывался на 6 тысяч зрителей. Когда Веснины должны были начать строительство, то сразу стало ясно, что денег в достаточном количестве никто не даст. Поэтому братья сначала принялись возводить вспомогательные помещения театра – нынешний дом № 15 по ул. Чернышевской. Столицу перенесли в Киев, финансирование, как предполагали Веснины - заморозили, а место опустело.
 
И тут начинается та самая любовная история. В конце 1930-х годов руководителем Сталинского (Московского района) райкома ВКП(б) Харькова был Виктор Михайлович Чураев. Приехав в качестве райкомовского гостя на творческий школьный вечер, он впервые увидел свою будущую возлюбленную старшеклассницу, которая прекрасно пела под гитару, замечательно читала стихи и была первой красавицей школы. Доподлинно неизвестны ни её имя, ни фамилия и даже фото девушки пока держится в тайне, по её же личной просьбе, которую она высказала в ходе интервью Харьковской газете в недавнем прошлом.
 
Девушка и Чураев становятся друзьями по переписке, она выходит замуж и вскоре начинается война. Чураев руководит эвакуацией Харьковских предприятий, архивов и ценностей. Он достает для семьи своей возлюбленной эваколисты на восток в тыл. Но муж девушки решает идти добровольцем на фронт, а она остается в Харькове с внезапно заболевшим отцом и попадает в оккупацию. Голод и лишения войны сильно пошатнули здоровье девушки. По её воспоминаниям, в августе 1943 г., в разгар боя за освобождение Харькова, Чураев переоделся в немецкую форму и смог пробраться через фронт к своей возлюбленной, чтоб скорее убедится, что она жива. Когда война закончилась, Чураев отправляет её на лечение в Кисловодский санаторий, откуда она присылает свою фотографию на фоне знаменитой Кисловодской беседки – фонтана «Стеклянная струя». На обороте девушка написала: «Эта беседка так пришлась моему сердцу, что я вовек отсюда бы не уходила».
 
  
Стеклянная струя г. Кисловодск.
 
Наверно Чураев хранил эту фотографию на рабочем столе в день, когда летом в 1947 г. к нему с проверкой приехал Н.С. Хрущев, а Чураев был тогда секретарем Харьковского обкома ВКП(б), который располагался в доме № 1 по ул. Мироносицкой. Окна кабинета Чураева выходили на опустевшее место, где так и не возвели театр в довоенные годы, на котором был земляной троллейбусный круг. И в эти открытые летом в жару окна летела вся пыль и ругань механиков троллейбусного депо.
 
Тогда Хрущев резко потребовал в ближайшее время навести порядок и построить что-то красивое, культурное. Страна еще не могла оправиться от разрушений войны, поэтому за неимением средств, был разбит сквер «Победы» (Харьковчане, кстати, сразу прозвали этот процесс «осквернением» г. Харькова» - решение разбивать парки и скверы в местах наиболее разрушенных зданий) и Чураев думает над архитектурным решением этого места. Предлагаются «классические» обелиски, памятники, но это всё не то…
 
Тогда, по легенде, Чураев решает возвести нечто, что будет напоминать ему о заветной любви, прямо под окнами своего кабинета. К исполнению был принят проект архитекторов: А. М. Касьянова, В. И. Коржа и А. С. Маяк и в октябре 1947г. Кисловодская беседка с фонтаном открывается для Харьковчан. Изначально фонтан именовался именно «Стеклянная Струя», но с легкой руки Харьковских журналистов начала 2000-х годов постепенно укоренилось именно «Зеркальная Струя».
 
 
Политические оппоненты Чураева конечно же видели пресловутую фотографию его возлюбленной на его столе и написали донос в Москву, мол Чураев, как в известном фильме «спутал личную шерсть с государственной» и личное в нем взяло верх над общественным. А фонтан сразу прозвали «БахчиЧураевским», по аналогии с известным Крымским Бахчисарайским. Его вызывают в Москву, на тот момент он уже догадывался, что его ждет в лучшем случае понижение в должности и увольнение, если не арест. Но по неизвестным нам обстоятельствам, наверное учли его прежние заслуги, его назначают в ЦК, на еще более высокую должность. Он проживет еще длинную жизнь, как и его возлюбленная. А в память о их вечной любви стоит самый узнаваемый, прекрасный памятник – неоспоримый символ Харькова в самом сердце Нашего города.
 
 
Версия для печати
 
 
 
 
 

В этот день