02.04.2012  12:09   Михаил Петровский

Охота за Красным Октябрем: осенью коммунисты хотят получить 10 % голосов

В начале марта такую цель сформулировал Петр Симоненко, несменяемый вождь украинского пролетариата. Социологи, правда, пока не намеряли таких показателей. Но время у коммунистов еще есть.


//obozrevatel.com
В демократическом парламенте коммунистам уютней,чем на революционных баррикадах
Они признают, что их вдохновляет недавний успех соседних российских ленинцев на выборах Государственной Думы. Сам Ленин, как известно, очень не любил парламентские методы в политике, потому партию Зюганова непременно заклеймил бы як архипредательскую. Но кого интересует мнение «вечно живого»? Сегодня у забальзамированного Ильича одна задача – доказывать избирателю твердую антибуржуазность современных коммунистов. Ведь другие доказательства отыскать очень непросто.
Уже не первый год Компартия Украины безмятежно болтается в проруби между властью и оппозицией весь межвыборный период. Входит в парламентское большинство с Партией регионов и Народной партией, имеет своих выдвиженцев на высоких постах (например, Игорь Калетник – глава Государственной таможенной службы), как бы, то есть она – власть. Никакой ответственности за державную политику за собой не признает, с трибуны бесстрашно обличает антинародный режим – одновременно она вроде, как и оппозиция, нет?
Но близится неизбежный предвыборный период – и у КПУ начинается короткий сезон публичного самоотречения от разных буржуазных радостей, как-то льготы и деньги от праведных депутатских трудов, свободы всякие, права собственности и т.п. За несколько месяцев кампании им нужно предельно искренне убедить публику, что только с фракцией КПУ в Раде будет конец всем злыдням и власть трудового народа (по случайности, самый тяжелый для экономики Украины период как раз совпадал с преобладанием в нашем парламенте коммунистов и социалистов).
Успех Компартии России в декабрьских выборах хоть и относительный, но очевидный. Зюгановцы получили более 19% голосов, а в 2007 году имели всего 11.5%. Правда, в 1990-х годах они собирали с федерального гектара урожай и по 22-24%, но с того времени немного изменился народ и очень сильно выросли политические антиподы коммунистов. КПУ, конечно, далеко до таких результатов, но неустойчивая тенденция к возрастанию ее рейтинга существует. Социологическая группа «Рейтинг», например, фиксировала у компартии в ноябре – 5.4%, в декабре – 8.1%, в феврале – 7% (среди тех, кто готов участвовать в голосовании). Практически никто не сомневается, что проходной барьер КПУ преодолеет, но до октября еще достаточно много времени, которое может принести какие-то сюрпризы. В самом Харькове показатели коммунистов стабилизировались на уровне 10 с небольшим процентов – таков и результат последних местных выборов, и данные опроса через год после них.
Подавляющее большинство потенциальных избирателей Компартии населяют восточные и южные области Украины, территории, где свой электоральный урожай должна собирать Партия регионов. Существует довольно значительное число избирателей, которые еще в 90-е годы голосовали за «красных», а с 2004 года стали неизменно голосовать за В.Януковича и «регионалов». Теперь, по мнению некоторых политологов, нельзя исключить обратное колебание.
Можно вспомнить казус выборов 2002 года, особенно показательный именно на Харьковщине: коммунисты уверенно лидировали в голосовании по партийным спискам – более 30 %, но проиграли во всех 14 мажоритарных округах, хотя многие их кандидаты были совсем неслабыми. Например, в самом Харькове баллотировались коммунисты Бронислав Райковский и Леонид Стрижко, на то время достаточно известные народные депутаты. Типичная картина была подобна округу № 178 (Купянск, Изюм и соседние районы). За список КПУ голосовало более 41 % избирателей, а за кандидата той же КПУ – всего 29 %. При этом ее кандидат не был для людей ни «варягом», ни «темной лошадкой»: Алексей Лисогорский, депутат Верховной Рады и коренной изюмчанин.
Другими словами, сотни тысяч украинцев в ту последнюю до нашего времени смешанную избирательную кампанию демонстрировали идейно-прагматическую шизофрению. Они одновременно голосовали и за коммунистов (списком), и за их оппонентов (персонально).
Сегодня у кандидата от КПУ нет шансов победить в мажоритарном округе не только на Харьковщине, но и, вероятно, в любом регионе Украине. И причины того не в бедности «рабочей» партии, и не в жестоком угнетении буржуазной властью борцов за социализм. Среди коммунистов просто нет ни пламенных митинговых ораторов, ни блестящих организаторов стачек и демонстраций, ни авторитетных аналитиков. Нет никакой классовой борьбы, потому не может быть и ее героев.
Но электорат есть – по стране не менее 5-7 %, а на востоке и более того. Харьковские социологи фиксировали определенный рост рейтинга КПУ в прошлом году, объяснить который затруднились. Принадлежность коммунистов к парламентскому большинству в глазах их избирателей не имеет, по-видимому, серьезного негативного значения. Электорат КПУ в Харькове, как и в других регионах, это, прежде всего, люди старше 61 года (почти 70 % сторонников). Еще 14 % составляют люди в возрасте 46-60 лет (данные исследование «Харьковчане и политика», октябрь 2011 г.). Обычно считают, что избиратели коммунистов голосуют исключительно по идейным мотивам. Если такое утверждение – истина, то совсем не абсолютная. Относительно идеологических маркеров, как это называют социологи, таких как НАТО, Россия, рынок земли или УПА, сторонники КПУ весьма последовательны и никаких чужих аргументов не воспримут. Но в момент голосования ими руководят не только советские стереотипы, но и практический расчет. Иначе как объяснить, что за Симоненко, своего партийного кандидата в президенты, в январе 2010 года проголосовали всего 3.5 % харьковчан – меньше половины обычного местного коммунистического электората? Другие, надо полагать, понимая непроходимость своей кандидатуры, сделали выбор в пользу иного кандидата (вероятно, Януковича). Примерно так же определялись избиратели коммунистов и в упомянутой парламентской кампании-2002 и на местных выборах-2010.
В мажоритарных округах коммунисты вряд ли создадут конкуренцию кандидатам от Партии регионов, но в голосовании за «списочников» вполне могут отобрать какой-то очень нужный процент. Для этого, правда, надо приложить усилия и донести избирателю хотя бы два ключевых тезиса. Первый, малоубедительный, что КПУ абсолютно не отвечает за непопулярные решения Рады, Кабмина и президента. Второй, уже фантастический, что компартия в парламенте сможет реализовать какие-то свои лозунги.
На левом фланге сегодня КПУ – единственная заметная партия. Сошли с дистанции недавно еще серьезные силы Александра Мороза и Натальи Витренко, не поднялись свежеиспеченные партии Василия Волги, Станислава Николаенко и Иосифа Винского. Пусто на левом краю, кроме КПУ, никого. А на предыдущих парламентских выборах 2007 года Соцпартия Мороза и ПСПУ Витренко суммарно получили более 4 %. Компартия вполне могла бы побороться за голоса бывших симпатиков социалистов и витренковцев. Для этого ей, как минимум, необходимо перейти к резкой критике нынешней социально-экономической политики, хотя бы на словах пободаться с «регионами» – своими традиционными партнерами по коалиции.
Даже своему, весьма нетребовательному избирателю, партия П.Симоненко не может поведать ни единой «истории успеха», поэтому ей остается лишь привычная громогласная критика в стиле «неистовой Наташи», тем более что эта ниша сейчас свободна.
 

 

 
Версия для печати

Комментариев: 0

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

В этот день