18.07.2014  08:40   

Минобороны не заказало заводу имени Малышева бронеттехзнику для АТО

Директор Завода имени Малышева Вадим Федосов сообщил, что никаких заказов, непосредственно связанных с проведением АТО от Минобороны не поступало. Федосов также отметил, что Минобороны при заключении контрактов пытается ставить себя выше предприятий.


Минобороны не заказало заводу имени Малышева бронеттехзнику для АТО

Источник ZN.UA в Министерстве обороны сообщил, что 16 июля в Харьков вылетела специальная комиссия, цель которой, — урегулировать ситуацию с руководством государственного предприятия "Завод имени Малышева", якобы отказывающегося выполнять контракт по поставкам бронетехники Вооруженным силам.

17 июля в 14-00 должно состояться совещание, в котором должны принять участие руководители ГП "Завод имени Малышева" и Харьковского конструкторского бюро имени Морозова.

ZN.UA обратилось за комментарием к директору ГП "Завод имени Малышева" Вадиму Федосову.

"Кто говорит о саботаже? Конкретно. У каждого аргумента есть фамилия имя отчество.

Никто, ничего с момента обострения обстановки в Украине, а тем более с момента начала проведения АТО, у завода имени В.А. Малышева не заказывал. Поэтому непонятно о каком саботаже идет речь.

Также нельзя говорить о конфликте с МОУ. Есть определенный хозяйственный спор, который в качестве отправной точки имеет, как кажется МОУ, коллизию нормы. Но на самом деле, чисто юридически, никакой коллизии нет — есть незнание чиновниками МОУ законов и полное нежелание учить и выполнять существующие законодательные нормы. Иными словами, завод ведет свою бухгалтерию на основании Закона "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности Украины", а Минобороны на основании собственных инструкций и приказов. К сожалению, нам пока не удается доказать военным, что Закон Украины выше уставов и ведомственных норм.

Очень часто МОУ позиционирует себя в отношениях с предприятиями, как центральный орган исполнительной власти, то есть пытается ставить себя выше предприятий. Однако, согласно Хозяйственному Кодексу, регулирующему отношения между субъектами предпринимательства, в хозяйственных отношениях с предприятиями, МОУ выступает, как равноправный хозяйствующий субъект, чего МОУ, в силу своего величия, понять не может.

От этого и появлялись некоторые проблемы в отношениях. Так, договоры между предприятиями и МОУ заключались при абсолютно непропорциональной ответственности сторон. Завод — Исполнитель обязан сделать все с максимальной ответственностью, МОУ — Заказчик, может почти ничего не делать и не несет никакой ответственности ни за график платежей, ни за качество давальческой продукции, ни за качество документации.

К примеру, по одному из Договоров, заключенным между нашим предприятием и департаментом разработок и закупок МОУ, предусмотрена лишь небольшая предоплата, которую заказчик может вносить, а может и не вносить. Но без необходимых средств производить продукцию невозможно.

Речь идет о контракте, заключенном еще в 2009 году на производство танков "Оплот". Небольшая часть необходимых средств была переведена в 2009- 2010 гг. После это необходимое финансирование практически прекратилось. Тем не менее, завод продолжает выполнять свои обязательства.

Поставку "Булатов" мы обеспечили, а для выполнения задач по выпуску "Оплотов" необходимо финансирование. Фактически, с апреля мы вообще без средств. Но даже в этих условиях, без денег, осуществляем подготовку производства для выпуска бронированных боевых машин "Дозор-Б", понимая, насколько в подобной технике нуждаются наши силовые структуры.

Мы каждый месяц отправляем в Киев документы, где расписываем объем средств, необходимый для выполнения соответствующих работ. Но ситуация с финансированием остается прежней.

На этом фоне особенно несправедливо выглядят упреки со стороны руководства военных, которые обвиняют нас в нежелании осуществлять текущий ремонт неисправной и поврежденной техники в зоне АТО. Соответствующие предприятия и мы, в том числе, безусловно, идем навстречу Вооруженным силам, хотя структурно это не наш вопрос!

Одно дело — осуществление производства бронетанковой техники и осуществление ее капитального ремонта и модернизации, другое дело — когда наших квалифицированных специалистов выдергивают для того, чтобы заменить предохранитель или зачистить контакты. С подобной операцией может и должен справляться любой член экипажа, я это говорю как бывший заместитель командира танковой роты по вооружению.

Я уже не говорю о том, что значительную часть неисправностей бронетехники могут и должны устранять армейские структуры — ремроты и рембаты, которые, собственно, для этого и существуют. Но эта система, насколько я понимаю, основательно разрушена, а квалификация личного состава танковых войск и ремонтных подразделений оставляет желать много лучшего, элементарные ошибки которых часто и приводят к поломкам техники.

Что касается Завода имени В.А. Малышева, то объем заказов МОУ в общем объеме производства завода, за последние пять лет никогда не превышал 5%. Завод живет и выживает только за счет экспорта. Неожиданным подспорьем для нас стал контракт, заключенный между Харьковским конструкторским бюро имени Морозова и Национальной гвардией. Нацгвардия в апреле закупила для своих нужд 40 БТР-4Е. Часть средств, полагающиеся нам, как соисполнителю, позволили заводу погасить задолженность по выплате зарплаты сотрудникам предприятия.

Однако, средств, полученных от БТР-4 недостаточно, чтобы осуществлять остальные работы, необходимо системное государственное финансирование.

В заключение, хочу повториться — никаких заказов, непосредственно связанных с проведением АТО от Минобороны не поступало".

По данным источника  в финдепартаменте МО, в настоящий момент на счетах военного ведомства находятся неизрасходованными 5 миллиардов гривен, 700 млн из которых были запланированы на закупку бронетехники.

Источник:   Зеркало недели
Тэги:  минобороны, завод имени малышева, ато
Следите за последними новостями Редпост в Google Новости
 
Версия для печати

Комментариев: 0

Оставить комментарий

 
 
 
 

В этот день