20.01.2012  10:24   

Миссия Хорошковского: дожать реформы и вернуть Украину на мировую арену

О том, что Валерий Хорошковский претендует на место главы Минфина, в последний раз говорили в октябре-ноябре минувшего года. Как показало его назначение, говорили не зря.


obozrevatel.com
Миссия Хорошковского: дожать реформы и вернуть Украину на мировую арену

Увольнению предшествовала комплексная проверка Минфина, да и претензии к Ярошенко президент высказывал неоднократно. И не только к Ярошенко. Скорее, проблема была в несоответствии реформаторских задач, которые стояли перед правительством и персональным составом Минфина. Ярошенко – исполнитель и только. Минфин же должен был сыграть ключевую роль в оптимизации расходных и доходных частей государственного бюджета. Но уж точно это министерство не должно было легко пасть перед натиском разнообразных отраслевых лоббистов, ухудшающих и без того сложных бюджетных баланс. В любом случае, в роли антикризисного менеджера Ярошенко смотрелся несколько странно.

С другой стороны, если смотреть на ситуативные результаты работы Ярошенко, сложно представить, чем пост главы министерства финансов мог привлечь такого человека вроде Хорошковского. Минфин при Ярошенко был ведомством безликим и неинициативным, а его глава – просто исполнителем решений Кабмина да прилежным проводником интересов тех лоббистских групп, которые в тот или иной момент оказывались сильнее. Т.е. по сути. Минфин сегодня – не регулятор и не арбитр, Техническое ведомство с выпавшими функциями контролера. Можно ли восстановить подобные функции при наличии очень мощных и профессиональных лоббистских корпораций, интересы которых накрепко встроены в программы правительства? – вопрос крайне непростой. По крайней мере, мощное игровое сопротивление, несомненно, будет оказано. Разумеется, что оказаться очередным операционным менеджером при Кабмине (коим и был Ярошенко) – далеко не самая престижная и не самая выгодная работа для молодого и крайне амбициозного Хорошковского.

Однако Валерий Иванович не был бы Валерием Ивановичем, не найди он возможности превратить виповское бухгалтерское рабочее место в ключевой распорядительный пост, на который рано или поздно будут замыкаться значительные финансовые потоки. Некоторые наши источники в АП говорят, что Минфин Хорошковского будет контролировать работу таможни и налоговой, а это, согласитесь, кое-что меняет. Точнее, это меняет весь расклад в правительстве, смещая центр влияния в сторону Минфина. Решение о передаче контрольных функций Минфину, если оно будет принято, в какой-то мере оправдано. Государство должно четко понимать, сколько оно реально зарабатывает. И только после этого решать, сколько оно готово потратить на социальные программы. И на удовлетворение некоторых аппетитов тех же лоббистов.

Жесткий, независимый и прагматичный Хорошковский, очевидно, сделает свой личный стиль работы стилем работы Минфина. Он не будет послушным исполнителем воли лоббистов, а что касается решений Кабмина, то это будут во многом и его решения. Усиление неподконтрольного Николаю Азарову Хорошковского означает безусловное ослабление самого Азарова, который вынужден будет считаться с мощным регулятором финансовых потоков и бюджетного распределения. Возможно, сразу прямой корреляции между этими процессами и не будет. Однако очевидно, что накануне парламентских выборов правительство должно более активно брать на себя решение непопулярных проблем. Главная из которых – так и не законченные реформы налоговой, пенсионной систем.

Также можно с большой долей уверенности утверждать, что назначение Хорошковского ослабляет позиции Сергея Тигипко. Вообще, сложно представить политика в более тоскливой ситуации, чем Сергей Леонидович. Кредит доверия, полученный на президентских выборах, он, как теперь видно, растратил почти так же бесцельно, как в свое время Виктор Ющенко. Размен имиджа сильного независимого политика на пост вице-премьера оказался кричаще неравноценным. Социальный блок, который остался в ведении Тигипко, не принесет ему ничего, кроме неприязни широких масс избирателей. Надежды же Тигипко на то, что именно он подтянет финансовые хвосты и закончит реформирование наиболее затратных секторов – уже тщетны. Тигипко слишком долго сидел в тени, ожидая оказии, и теперь эта оказия прошла мимо, даже не задев его хвостом.

Ослабление же позиций Азарова, впрочем, не означает ослабления Кабмина. Наоборот, приход Хорошковского означает привнесение в политику правительства жестких, предельно прагматичных и где-то даже циничных форм осуществления реформ. Реформы – особенно касающиеся оптимизации функций государства, дебюрократизации – должны быть доведены до логического завершения. Это как раз то, чего не хватило премьеру. Необходимость принимать непопулярные решения оказалась непосильной ношей для Азарова, и он позволил передать эту неприятную функцию Сергею Тигипко. Однако реформаторская активность Тигипко тоже заглохла – аккурат после того, как наткнулись на стену непонимания его попытки интегрироваться на выгодных условиях в Партию регионов. По большому счету, оказалось, что Тигипко продолжил играть в личную политическую игру, так и не сообразив, что нужен конкретный результат. Тогда как Азаров предпочитал смотреть на ситуацию слишком консервативно, не желая делать резкие шаги влево или вправо. Режим же ожидания не сработал. Социальная напряженность нарастает. Конкретных правил игры нет. Экономика все больше втягивается в операционный хаос.

В итоге правительство Азарова выполнило массу нужной, но не слишком престижной и чистой работы – реформы были начаты. Однако они не были доведены до конца. Вы можете себе представить, что грозит пациенту, если хирург посреди операции вдруг прислушается к протестам родственников и критике коллег и решит не вырезать аппендикс, а просто сделает пару проколов и один надрез, а зашивать брюшную полость вообще передумает. Любая хирургическая операция приводит к улучшению состояния больного лишь при условии, что она проделана полностью – от и до. Иначе все может кончиться плачевно. Точно так же и не доведенные до конца реформы – это основная причина бедственного и все ухудшающегося положения Украины.

Назначение Хорошковского – это попытка «дожать» реформы. Перед Валерием Ивановичем стоит задача оптимизировать расходы и увеличить доходы бюджета – по-взрослому, а не половинчато, как это делалось до сих пор.

Вторая, но отнюдь не вторичная задача для нового министра финансов – представить Украину на мировых политических рынках. Сегодня Украину там монопольно представляют люди оппозиции – Григорий Немыря, Наталья Королевская, Виталий Кличко, Арсений Яценюк. Они говорят с Европой на ее языке, они знают, что хотят слышать европейские политики, они умеют продать свой товар – политическую позицию. Их «там» принимают и слушают с заметно большей охотой, нежели официальных представителей Украины. Тем более, что последние не имели внятной позиции по сложным проблематикам и не оперировали современными технологиями доведения этих позиций до иностранного слушателя.

До сих пор власть с ее архаичным подходом к международным делам проваливала все попытки выйти на международную арену в качестве эффективного и адекватного современным вызовам эксперта. Конечно, и сегодня физически и политически никто не сможет подменить президента и премьера на официальных визитах. Однако во встречах не президентского уровня, в многочисленных мероприятиях европейского и мирового уровня наверняка будет солировать Хорошковский. Он выгодно отличается от большинства представителей нынешней власти. Это политик агрессивного и технологичного типа, он знает Европу и понимает ее основные тренды. Говорить с европейцами и американцами на понятном им языке, разрушить оппозиционную монополию на международную политику Украины – вот что должен будет сделать Хорошковский.

«Дожать» реформы и вернуть Украину на мировую арену – задачи нетривиальные. Под силу ли они Хорошковскому – на этот вопрос сможет ответить только он сам, конкретной работой в правительстве. Загадывать наперед здесь себе дороже, заметим только, что у Украины вообще очень богатый опыт провалов и предельно скромный – успехов.
За скобками остается вопрос, кто займет вакантное место главы СБУ. СМИ, политологи и обитатели кухонь дружно принялись гадать, кого предложит президент. Одни говорят, что это будет «донецкий», имея ввиду Рената Кузьмина. Другие говорят о кадровом офицере, подразумевая заместителя главы СБУ Рокитского или главу СВР Григория Ильяшова.

Однако на ситуацию с вакантным креслом главы спецслужбы стоит смотреть прежде всего с точки зрения компенсационных кадровых механизмов. На этот пост будут претендовать те силы, которые ничего не получили либо даже потеряли в результате усиления Хорошковского. Или, если угодно, ситуативной политико-бизнесовой группы, к которой он неформально принадлежит. А вот прислушается ли президент к этим претензиям, мы узнаем в феврале.

 
Версия для печати

Комментариев: 0

Оставить комментарий

 
 
 
 
 

В этот день